• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
16:12 

Картинки и фанфики. (С)

Бетельгейзе Блек
Торжественно клянусь, что замышляю только шалость! шалость удалась!
Для начала дам несколько ссылок на фанфики Злой Елки, очень талантливого фикрайтера. на мой взгляд, одного из лучших авторов, писавших о мародерах. ( Все указано с ее разрешения).

не все мародерам малина

Охота на оборотня (Из дилогии "Истории Визжащей хижины")

Охота на крыс или Попытка перемен. ( Из дилогии "Истории Визжащей хижины).

Кроме того, хотелось бы предъявить несколько хороших картинок. К сожалению, они у меня довольно давно, второй раз я их найти не смогла, а потому указать автора не могу. Если авторы кому-либо известны, прошу сообщить мне на Умыл.







Автор второй картинки в первом ряду - несравненная Марта. Вторая картинка во втором горизонтальном ряду и первая в третьем принадлежат автору под ником Ani

У меня есть еще кое-что. Если дело пойдет, и их тоже выставлю.

00:10 

(С?)

Donna A
– Нет, – сказал он. – Я не другой кот. Я – это я (с)
Привет, ну, вот и я тут. Нашла у себя такую вот прелесть. Мародеры и их несчасный злейший враг. Снейпика жалко:(((



22:36 

(С)

Donna A
– Нет, – сказал он. – Я не другой кот. Я – это я (с)
Выпуск 1976-го года. Имя автора, как всегда у меня, неизвестно, но его творение будет жить в веках...



Примечание от Бетельгейзе Блек:
автор установлен. Это frytka

19:36 

Тест от Тома Реддла (C)

Бетельгейзе Блек
Торжественно клянусь, что замышляю только шалость! шалость удалась!
Выловила на Аэтерне отличный тест некоего Тома Реддла. посвященный Мародерам, а также всем. кто куролесил в Хогвартсе за его долгую историю.
Я проглядывала результаты других пользователей, там попадаются Гермиона, Драко, Близнецы, Том Реддл и даже филч. Словом, проходите и наслаждайтесь. я уже прошла. Вот мой результат.


«Потому, что мы - банда, и творим, что хотим!..» Скорее всего, вы - Римус Люпин
imageНу, оборотню сама луна велела быть бандитом. А уж при наличии настоящей банды… Хорошо еще, что бандиты подвернулись в целом положительные, и долгое время все обходилось без жертв, разрушений и обнаружений. Ну, почти… :) А уж замок с окрестностями изучили как с рентгеном. «Знают все оленьи тропы, будто линии руки…»
Пройти тест

20:10 

Венделин
У меня гранаты не той системы
Уилли Джексон

Саммари:
Однажды хмурым утром в маггловском мире... вскоре после побега какого-то опасного преступника неизвестно откуда.
Дисклеймер:
Магический мир и кое-кто из персонажей принадлежат Роулинг.
Ворнинг: отсутствует.


Мисс Лонгнекер, должно быть, права: наверно, это Гамма из созвездия Кассиопеи, а совсем не Уилли Джексон. И все же так не хочется, чтобы это была Гамма.
О'Генри.


Серый рассвет еще только пытался разогнать ночь, а у подъезда леди Стивенс уже стояла ее старая, но до сих пор представительная машина. Шофер прогуливался рядом и читал какое-то письмо, изредка поглядывая на розовеющее небо.
Сегодня леди собиралась навестить свою приятельницу, живущую в другом графстве, поэтому и приказала подать машину в такую рань.
- Доброе утро, мэм, - приветствовал ее шофер, подавив зевок.
- Доброе, - сухо согласилась леди Стивенс.
Она уселась на заднее сиденье и зашуршала многочисленными пакетами и свертками.
- Поехали, чего вы еще ждете? - сварливо сказала она, - я плачу вам деньги не за пересчитывание звезд.
Шофер, действительно, пристально смотрел на все еще не погасшую одинокую звезду низко над горизонтом. Голос леди Стивенс заставил его вздрогнуть. Машина резко тронулась и чуть не въехала в тумбу на тротуаре.
- Вот же олух, прости господи! И как только Джонсона угораздило сломать ногу, наверно, он это сделал мне назло, - сокрушалась дама, глядя на затылок своего нового водителя.
Она никогда бы не наняла этого парня, но Джонсон заболел так не вовремя, а она уже обещала Джессике, что непременно навестит ее в эту субботу. И, конечно, Джонсон клялся, что его друг прекрасно сможет заменить его. Да уж... Доехать бы еще до места...
Леди Стивенс вздохнула и потянулась за сумочкой, но тут ее взгляд упал на лежащую рядом газету.
- Куда смотрит полиция? Нет, ну вы видели когда-нибудь такого жуткого типа? Это же просто антиобщественная личность. Куда мы катимся? Я вообще в Англии или где?
Машина вильнула в сторону и чуть не сбила кошку.
- Это возмутительно.

**********************************

- Опять ее туфли в грязи. Как только этой девчонке удается прошмыгнуть... Вы снова заснули, Купер?
- Что вы, мэм, никогда! Я думаю, она через окно вылезает. Вот же шалопутная.
- Вздор. Как бы она его открыла? Ну ладно, даю вам еще один шанс, если это повторится - я пожалуюсь главному врачу.
Мисс Дэйл сурово поджала губы и прошествовала дальше по просторному и угнетающе-белому коридору онкологического центра. Она не стала слушать, как ночной сторож Купер что-то бормочет в свое оправдание. Этого старого пропойцу не увольняли только из жалости.

Йин Ченг натянула одеяло на лысую голову и блаженно потянулась. Как хорошо, когда из руки не торчит игла - можно поворачиваться на любой бок и даже свернуться калачиком. Главное - это сейчас не заснуть. Ее тошнило и страшно кружилась голова, из-за чего пятно на потолке раскачивалось из стороны в сторону и Йин казалось, что оно танцует. Это было пятно от вишневого йогурта. Единственной сладкой вещи, которую ей было разрешено есть. На все остальное, включая ее любимый молочный шоколад, был наложен строжайший запрет.
- Это исключено. Вы же не маленькая, мисс Ченг, вот скоро выздоровеете и тогда я сам куплю вам огромный шоколадный торт, - мило улыбаясь, заявил ей на прошлой неделе мистер Росетти, ее лечащий врач, похлопав девочку по щеке. Но минутой позже, через полуоткрытую дверь палаты Йин услышала неосторожно громко брошенную им фразу:
- Ремиссия. Не стоит обольщаться.
После этого Йин и запустила йогуртом в потолок.

Но и в ее унылой жизни были свои радости. Спала она обычно днем, в перерывах между сеансами химиотерапии, а ночью... надев ядовито-зеленый парик, купленный на распродаже, она вылезала из окна прямо на старую запущенную клумбу и шла гулять. Никому из персонала и в голову не приходило, что она выбирается таким путем. Странно было предположить, что это тощее существо, с выпавшими волосами и шаткой походкой, ослабевшее от лекарств и капельниц, может приподнять тяжелую оконную раму.
Здесь же на клумбе, были закопаны ее ценности: монетка-талисман и альбом.
- Прикольные у тебя комиксы, где купила? - спросила однажды соседка по палате, вытащив альбом прямо из-под подушки Йин.
Йин как-то выкрутилась, но с тех пор не рисковала держать альбом с колдографиями в палате и зарыла его на клумбе. Чжоу, сидящая на метле и машущая рукой, ее подруги, посылающие кому-то воздушные поцелуи, незнакомые парни в ярких полосатых шарфах, толпы народа на трибунах и огромный замок на заднем плане - все это теперь лежало в земле. Йин иногда казалось, что они там пищат и царапаются, просят, чтобы их выпустили на волю. Но маленькая китаянка не испытывала никакого желания доставать их.
Да, вот как странно сложилась жизнь... А она думала, что у сестер всегда все должно быть одинаково. Но только не у них с Чжоу. Она, Йин, наверно, родилась под несчастливой звездой. Все у нее шло неправильно, наперекосяк... Начиная с отсутствия магии и заканчивая болезнью.
- Нет, к сожалению, колдомедицина бессильна в вашем случае, - развели руками в Святом Мунго, и родители на семейном совете решили отправить ее лечиться в маггловскую больницу. В конце концов, если смотреть правде в глаза, сквибу там самое место...

Самым любимым ее ночным занятием было сидеть под мостом около реки. Это было довольно глухое и небезопасное место, но Йин, с ее лысой головой и лицом "краше в гроб кладут" нечего было бояться. Если к ней пытались пристать какие-нибудь подозрительные личности, ей было достаточно снять парик... а довершала картину больничная пижама.
Сегодня Йин долго не удавалось уйти, потому что дежурная медсестра мисс Дэйл поругалась со своим парнем. Поэтому она долго не могла успокоиться и расхаживала по коридору, заглядывая в палаты, вместо того, чтобы дремать за книжкой где-нибудь в углу.
Путь к мосту занял больше времени: мешала сильная слабость и тошнота. Уже начало светать и темное небо слегка посерело, когда Йин, шатаясь, спустилась поближе к воде и вдруг обнаружила, что на припасенном ей вчера куске картонной коробки уже кто-то сидит. Судя по внешнему виду, это был человек определенно не из сливок общества. Немыслимо рваный то ли плащ, то ли халат, спутанные длинные волосы... Больше при тусклом свете фонаря она не смогла рассмотреть. Кого здесь только не носит...
Незнакомец резко вскочил и уставился на нее. Его лицо казалось таким же белым, как стены в ее больнице, и до ужаса изможденным. Йин даже готова была испугаться, но не стала этого делать, вспомнив свое собственное отражение в зеркале. Зрелище было примерно таким же удручающим. Вот только волос у нее уже полгода не было.
Не обращая на него внимания, Йин спокойно плюхнулась рядом на кусок пенопласта и, обхватив руками худые коленки, попыталась унять дрожь. Оборванец перестал сверлить ее глазами и молча сел, скрестив ноги. Йин тоже не собиралась с ним разговаривать. Ей не нужны были собеседники, она давно привыкла жить в своем вымышленном мире, заслоняясь от реальности, которая, как она теперь точно знала, ничего хорошего ей уже дать не могла.
Где-то вдалеке завыла сирена. Несмотря на близость реки, воздух не был свежим, а, наоборот, казалось, что где-то рядом сдохла крыса.
Йин потянула носом. Внезапно ей стало весело.

Засыпает Китай, залит голой Луной.
Только ты никогда, как обычно, не спишь.
Из дверей магазинов пахнет весной,
Но тебе все равно, потому что ты мышь.

Запела она вдруг на мотив старомодной песенки времен Мао Цзедуна, которую пела ей когда-то бабушка. Пела по-китайски, а так как Йин китайского не знала, а родилась и выросла уже в Англии, слова к песне она придумывала сама. И каждый раз разные. Втайне она гордилась собой и считала поэтессой.
Мужчина рядом вдруг судорожно вздохнул, как будто ему не хватало воздуха, а потом закашлялся и затрясся, спрятав лицо в ладонях. Йин с подозрением взглянула на него и на всякий случай отодвинулась подальше.

На клумбе моей распустились фиалки,
На завтрак в МакДональдс слетаются галки.
Продолжила она с вдохновением. Допеть ей не удалось, конец четверостишия потонул в хохоте незнакомца.
- А почему луна голая? - спросил он минут через пять, вытерев глаза и кое-как отдышавшись.
- А ты что, видел одетую луну? - обиженно спросила Йин. - И вообще, это мое место. Не нравится слушать - уходи.
- Логично... Нет, мне понравилось, правда. Давно я так не смеялся... То есть... извини, я не хотел тебя обидеть. Может, еще что-нибудь споешь?
- Сам пой! А я посмеюсь.
- Ладно, попробую, - он задрал голову вверх, как будто на небе были написаны слова песни и надолго замолчал.
- Что, не умеешь? - ехидно спросила Йин. - А ты, кстати, кто?
- А?.. Да нет, когда-то умел, - он вздрогнул и посмотрел на Йин, - а ты разве не знаешь?
- Откуда мне знать, умеешь ли ты петь? - она покрутила пальцем у виска.
- Я не об этом. Ты не знаешь меня?
- Вот еще, знаменитость приехала. Может, мне автограф у тебя попросить?
Йин и понятия не имела, что сидит рядом со сбежавшим на днях из тюрьмы маньяком, который был вооружен и очень... просто ОЧЕНЬ опасен, о чем уже несколько дней трубили во всех газетах, по радио и телевидению. Но Йин давно не интересовалась новостями.
- Пой уже...
Мужчина некоторое время напряженно смотрел на нее, а потом пожал плечами.
- Я не в голосе, но раз уж леди просит... Смеяться после слова "гиппогриф".
Ей вдруг стало обидно, пусто и горько. Даже слишком горько. Осознание своей беспомощности, тяжелая болезнь, несбыточная мечта по названием Хогвартс, да и этот незнакомец, занявший ЕЕ место и смеющийся над ее песенкой - все навалилось на маленькую мисс Ченг...
- Отстаньте вы все от меня со своим Хогвартсом! - крикнула Йин и вдруг заплакала. - Не хочу ничего слышать! Не хочу, не хочу, не хочу!!!
Она еще долго всхлипывала и размазывала по лицу слезы, вздрагивая от горя и утреннего холода. Как ни закапывала она этих волшебников, они все равно выбрались из клумбы, чтобы отравлять ей жизнь... Сейчас этот странный тип споет свою дурацкую песню о гиппогрифах, достанет метлу и полетит по своим делам. А она, Йин, будет сидеть под мостом, несчастная и лысая.
- Что же ты сидишь? Бери свою метлу и проваливай. Оставь меня в покое!!!
- Сначала успокойся. И у меня нет метлы.
Он подошел к Йин, сел совсем рядом и осторожно обнял ее одной рукой, пытаясь согреть. Ее бил озноб, но постепенно дрожь стала проходить и Йин, успокоившись, уткнулась носом ему в грудь. Она не очень любила людей, а особенно волшебников, но к этому вдруг почувствовала доверие. Вопреки его жуткой внешности, а может и благодаря ей...
- Слушай... а ты не можешь мне что-нибудь наколдовать? Везет вам, волшебникам. Только палочкой махнуть и...
- У меня нет палочки.
- Ну ты даешь! Что же ты теперь будешь делать?
- Не боись, не пропаду, - он криво усмехнулся. - И без палочки можно жить.
- Ладно, тогда спой мне про гиппогрифа.
- Сейчас... слова только вспомню...

***

БАМ-М-М!!!! Хрясь!!! Дзын-н-нь!! Роллс-Ройс леди Стивенс самостоятельно выбирал себе путь по узкому мосту, но получалось очень неудачно. Несколько раз с встретившись с каменными перилами, машина зигзагами уже почти скатилась на дорогу, но финальное столкновение с ближайшим фонарным столбом заставило ее изменить траекторию и, расставшись с левой фарой и фигуркой "Дух Экстаза", она медленно въехала в реку. К счастью, было мелко.
- Вы мне за это ответите! Я подам в суд! Вы все мне возместите, до последнего пенни. И я позабочусь о том, чтобы вас никогда, вы слышите: НИКОГДА! Не нанимали на работу в приличные семьи! - бушевала леди. - Вы что, оглохли, мистер Люпин?!
Если она начинала называть свой обслуживающий персонал "мистер" - это означало, что человек уволен, но Ремусу Люпину уже не было дела до этих тонкостей. Да и до работы у леди Стивенс, если честно, тоже. В его кармане лежало письмо из Хогвартса с приглашением на должность преподавателя Защиты от Темных Искусств. Люпин нервно скомкал пергамент в кулаке и взволнованно оглянулся в сторону моста.
- Не оправдывайтесь, вам это не поможет, - злобно сказала хозяйка, хотя он и не думал открывать рот.
Перспектива выплачивать кругленькую сумму его не тревожила. Минуту назад он услышал под мостом громкое пение двух голосов - тоненького девчачьего и хриплого мужского. Это и заставило шофера леди Стивенс бросить руль.

Как высоко летит со мной веселый гиппогриф,
Как машут крылья за спиной, как ветерок игрив,
Скорей, пока он не сердит, спеши за облака,
Пока малиновый рассвет не побледнел слегка...

Эту старинную песню они разучивали давным-давно - на первом курсе на уроке истории магии, там было еще что-то про фестралов и драконов... А потом Сириус с Джеймсом придумали свой вариант...
Мужской голос показался Люпину странно знакомым. Он мог бы поклясться, что никогда не слышал его раньше, но эти интонации... Нет, этого просто не может быть. Он сжал в руке палочку. Ну и что, мало ли кому придет в голову петь эту песню... Почему обязательно... Сердце вдруг закололо. А если это он... Убийца, предатель. Нужно исполнить свой долг, как бы это ни было ужасно. Люпин посмотел по сторонам. И что надо делать? Идти в полицейский участок? Или... но смотреть ему в глаза - глаза бывшего друга и... убийцы. Он не сможет. Он вспомнил леденящий холод, костлявые руки, серые капюшоны. Один только раз видел этих созданий, но такое не забывается. Как может человек жить среди них? Ремус вздрогнул. Визгливый голос леди Стивенс проходил сквозь сознание, как будто она говорила по-китайски. Да-да... о чем она? Конечно, он выплатит, не оставит эту магглу без машины. К чему так орать? Придется заложить часы, оставшиеся от отца, да и на Диагон Аллее, пожалуй, можно выручить кое-что от продажи книг и новых мантий... Да. Сейчас он этим и займется.
Ремус посмотрел на утреннее небо, где еще недавно светилась яркая звезда. С чего ему пришло в голову, что это Сириус? Это вовсе не он... Это... Это Гамма из созвездия Кассиопеи.
Успокоившись, Люпин отправился в направлении городского ломбарда. Он был уже далеко и не слышал продолжения песни, которую распевали Йин и ее новый знакомый...

Летит над лесом гиппогриф и плачет от тоски
Пути не может он найти, как Нюниус носки...

- Иногда мне так тяжело, что я думаю, лучше бы я скорей умерла... Я всем мешаю...
- А ты не думай. Просто живи...

***

Следующее утро застало Ремуса Люпина на вокзале Кингс-Кросс. Некоторые ученики-слизеринцы с презрением косились на его потрепанную мантию и старый чемодан, но Ремус, задумавшись, не замечал ничего вокруг. Только резкий голос какой-то женщины привел его в себя.
- Сириус Блэк все еще на свободе! Я не понимаю, чем заняты в Министерстве! Будь осторожней, солнышко!
Ремус вошел в купе и устало прижался лбом к стеклу. Скоро он поедет в Хогвартс... скоро... Там Гарри, сын Джеймса, его лучшего друга. Он будет защищать его так же, как защищал Питер, если потребуется. Бедный малыш Питер... А они всегда над ним смеялись... Как он обиделся, когда Сириус придумал эту идиотскую кличку. Сириус любил над ним подшучивать и часто эти шутки были злыми... Сириус... А когда-то он считал, что их дружба выдержит все... А Сириус взял и поставил на ней крест. Такой же черный, как его фамилия...

И все же так не хочется, чтобы это был он...



Примечание: здесь Люпин получился лучше, чем я о нем думаю, но обычно у меня так всегда бывает - начинаешь за здравие, а заканчиваешь... хотя в данном случае как раз все наоборот.




Арка Возможностей


Саммари: Сириус в Арке - ну что здесь еще скажешь...
Дисклеймер: отказываюсь, я ему ехидна.(с)
Ворнинг: боянная тема, но не могу пройти мимо. Не принимайте это всерьез.

We touch the clouds
The tiger with me will ride
Our hearts as one
Power right at my side
The future before us lies
Magical door
Along with the tigers way
Dragon will soar

Jackie Chan.


- Давай, ты же можешь лучше!
Красный луч помешал ему продолжить. Смешно, а он и забыл, какая Белла обидчивая. Совсем как он сам. Ладно, веселье еще только начинается, сейчас кто-нибудь поможет ему встать и... "Не радуйся, Белла, ты у нас не одна такая меткая". Он почувствовал резкий холод и пустоту за спиной и вдруг понял, что никакого "и" не будет, еще только куцая секунда - вот и все, что осталось ему на этом свете. Это ощущение пришло внезапно, как будто он знал это всегда, но забыл. А сейчас вспомнил. Или все это уже когда-то было... точно было... Он встретился глазами с Люпином и палочка чуть не выскользнула из внезапно вспотевшей ладони. "Зачем ты так обреченно смотришь на меня, Лунатик? А... я же сейчас умру. А ты откуда знаешь?"
Почему они все застыли на месте? Поднятые палочки замерли в руках, на лицах окаменевшие гримасы, воздух расчерчен разноцветными сверкающими полосами, которые словно зависли в воздухе. Что это? Лучи от заклинаний?! Почему они не гаснут? Время остановилось. Решило дать ему возможность оглядеться напоследок, посмотреть подольше на мир, который он ни с того ни с сего собрался покинуть. К черту! "Перед смертью не надышишься", - так ведь, кажется, говорил Лунатик, когда они с Джеймсом в ночь перед экзаменом пытались впихнуть в свои головы знания за весь год. Медленно-медленно продолжалось это необычное падение, скорее похожее на полет... куда-то в очень знакомое место, надо только поднапрячься и все вспомнить. И почему он должен бояться?
Липкий страх внезапно отпустил его, вернулась уверенность, а с ней и заносчивая улыбка, которая всегда так злила Беллатрикс. Только в зале этого уже никто не увидел.
Завеса колыхнулась и пропустила его внутрь, обдав запахом пыли и плесени. "Какая грязная, старая тряпка. Да еще и рваная. Ну и экземплярчики тут у них в Министерстве", - подумал он, удивляясь, какие пустяки лезут в голову.
"Так это и есть смерть? Не думал, что это так похоже на жизнь..."
Откуда-то издалека донесся отчаянный крик: "Сириус!"
Он закричал что-то в ответ, но не услышал своего голоса. Мысли, ощущения - все потонуло в вязкой и теплой чернильной тьме, словно их внезапно стерли.
Он судорожно сжал в руке палочку, как когда-то давным-давно схватился за торчащие над водой ивовые ветки, падая спиной в пруд под хохот Беллатрикс. Светило солнце, пахло скошенной травой и землей, а мать стояла рядом и держала за руку трехлетнего Регулуса.
- Сириус, какой же ты неуклюжий, - сказала она, морщась и отряхивая от брызг платье. А потом отвернулась и ушла.
То падение запомнилось ему надолго. Первый раз ему было по-настоящему страшно. Тогда он спас себя сам, сейчас тоже спасет. Пусть падать пришлось в этот раз не в пруд, но ведь и в руке у него не ивовая ветка. Вернулось забытое за годы Азкабана приятное чувство защищенности и могущества, когда в руке лежит этот полированный тоненький кусок дерева.
Ветер, раньше слабо колыхавший завесу в Арке, теперь превратился в смерч. Сила его была настолько стремительной, что Блэка закрутило как щепку, втягивая в какое-то подобие тоннеля, а потом буквально выплюнуло наружу, прямо лицом в сухую траву. В нос ударил едкий запах гари. Чернота вокруг отступила. Арка осталась где-то позади.

Минуту он лежал неподвижно, радуясь, что наконец-то находится на твердой и вполне реальной поверхности, потом медленно встал. Земля вдруг затряслась, явно собираясь второй раз за сегодняшний день уйти из-под ног. Раздался страшный грохот, небо озарилось вспышками, что-то с резким свистом пронеслось вверх и взорвалось прямо у него над головой. Наполовину ослепший и оглохший, Блэк обнаружил, что стоит в чистом поле. Яростный блеск полуденного солнца резал глаза после полумрака Отдела Тайн. Куда это его занесло?! Он же не может здесь прохлаждаться, там Гарри... да и хватит уже, наотдыхался. Надо бы отсюда выбираться, но как?

Вдалеке что-то взрывалось, из-за горизонта надвигалось в облаке пыли нечто большое и тяжелое. Поле было изрыто ямами и воронками, повсюду валялись куски искореженного железа, а по дороге двигались строем люди. Лица, почерневшие от усталости, выгоревшая на солнце форменная одежда с разводами от пота и грязи, окровавленные, сползающие с ран бинты, разбитые сапоги... Отступающая армия. Вернее то, что от нее осталось. Кучка бойцов, лишившаяся командира. А сзади с угрожающим гулом приближались танки. Блэк не знал, что это такое, но сразу почувствовал, что надвигается нечто опасное. Слишком уж ясно читалась на лицах людей обреченность, а вместе с ней, как ни удивительно, решимость. Угрюмая, но непреклонная решимость стоять до конца...

- Добро пожаловать в Арку Возможностей, - раздался тонкий голос.
Блэк повернулся и увидел невысокого человека в остроконечной шапке и в розовой мантии. Человек сидел за маленьким столиком сбоку от дороги, не обращая ни малейшего внимания на происходящее вокруг, и рассматривал какие-то формуляры. Его толстое лицо блестело от пота, а глаза были спрятаны под синими старомодными очками. Он на секунду поднял голову, а потом снова углубился в свои многочисленные бланки, что-то быстро записывая в графах.
- Сириус Блэк, если не ошибаюсь?
- Да, - бездумно ответил Сириус, совершенно забыв, что находится в бегах и называть свое имя не очень-то осмотрительно. Присутствие волшебника его обрадовало. Оказаться неизвестно где, еще и среди магглов ему совсем не улыбалось. Да и этот колдун показался ему совсем не опасным. Что-то в нем было ненормальное... Явный псих.
- На себя посмотри, - сухо сказал "псих", как видно, прекрасно владевший легилименцией, - сам уже скоро домашнего эльфа от ножки стола не отличишь. А кто вчера посылал сову "Джеймсу Поттеру, тот свет, до востребования." Я, что ли?
Он ехидно усмехнулся, сдвинул очки на лоб и посмотрел на Блэка маленькими, хитрыми глазками. Потом сделал рукой широкий театральный жест.
- Ну и как тебе?
- Что?
- Оно самое. Куда твоя несчастная сова так и не полетела.
Человек хихикнул и вытащил из рукава волшебную палочку. Наколдовал себе стакан оранжевой жидкости и с наслаждением выпил, глядя на удалявшиеся солдатские спины.
- Да, забыл представиться. Кеннет Хитрый. Твой проводник в мире... ты можешь называть его миром душ или миром возможностей. "Тот свет" мне не нравится. Если мы оба здесь, значит, для нас он не "тот", а "этот". Логично, ты не находишь?
Кеннет снова хихикнул и выжидающе посмотрел на Блэка.
- А-а-а... гхм... - выдавил из себя Сириус. Этот день был для него слишком насыщенным. После долгого сидения в четырех стенах и самокопаний в обществе бутылки огневиски сразу переварить столько информации было сложно. Не каждый день тебе будничным тоном сообщают о том, что ты умер. Так и не вспомнив, что он собирался спросить, Сириус молча уставился на собеседника.
- Что смотришь? А ты кого ожидал увидеть? перевозчика Харона? Джеймса и Лили? маму с папой?
- Э-э-э... вроде того...
- Зря.
Кеннет сочувственно смотрел на Блэка, как на ребенка, который не знает прописных истин.
- Лень мне это тебе объяснять. Да и объясняльщик из меня никудышный, - он вздохнул. - Просто у каждого здесь свой путь.
Он посмотрел в сторону дороги.
- Соку хочешь?
К Сириусу подлетел второй стакан. Он машинально глотнул противный, с металлическим привкусом, апельсиновый сок. Его трясло. Не может быть. Что-нибудь же должно было измениться. Вот он стоит здесь, живой и невредимый, пьет этот мерзкий сок... Солнце припекает голову, хочется есть, болит укушенный гиппогрифом палец... Разве у покойников должно быть так же?

- Don't cry for me Argentina,- резко пропел голос за спиной. Блэк вздрогнул и вылил остатки сока на свою рубашку.
Высокая блондинка с удочкой на плече подмигнула ему и весело рассмеялась. Старомодное платье в цветочек, гладкая прическа, большие карие глаза. В руке у нее было маленькое ведерко, в котором что-то плескалось.
- А про меня мюзикл сочинили, Кеннет, вам нравится? - осведомилась она.
- И вы мне уже сто раз об этом говорили, Эвита.
- Подумаешь. Формалист. Мог бы и комплимент даме сделать. И вообще, для вас я - сеньора Перон.
Она показала Кеннету язык и удалилась прямо по изрытому полю куда-то в сторону далеких, покрытых туманом холмов.
- Эва Перон, - пояснил Кеннет, - оказалось, всю жизнь мечтала ловить рыбу, а пришлось быть первой леди. Теперь все ловит и ловит где попало, всем надоела.
- Она тоже?..
- Что тоже?
- Умерла.
- Давно. Хотя откуда тебе знать маггловскую историю. Вообще-то мы здесь все умерли, и не один раз, как ни смешно это звучит.
- Но разве...
- А ты что думал? Пожил себе лет семьдесят, ну или сто семьдесят, если не надоест, полетал на метле, покидался заклинаниями - и пожалуйте в рай? Сиди себе миллион лет на облаке и играй на арфе... или гори в адском пламени?
Сириус промолчал. Он никогда не думал на эту щекотливую тему и сейчас предпочел не ввязываться в спор. Его больше занимало другое. Странное чувство, что все это когда-то было.
Особенно знакомыми были танки... откуда-то всплыло в памяти это слово, вспомнить бы еще, что это такое.
- А почему ты назвал это Аркой Возможностей? - вдруг спросил он. - А мне показалось, что она называется Арка Смерти.
- Это тебе в Хогвартсе рассказали? - сверкнул очками Кеннет.
- Нет... -замялся Сириус.
- Правильно, такому в школе не учат. Не стоит загружать голову знаниями.
Сириус усмехнулся, вспомнив подругу Гарри. Эта девочка с растрепанными волосами была уверена в обратном. Все время ходила в обнимку с толстенными фолиантами. Ему вдруг страшно захотелось бежать отсюда. Подальше от этого маразма. Увидеть бы их всех еще раз...
Взрыв совсем рядом отвлек его. Солдаты с сосредоточенными лицами побежали в направлении небольшого холма. Раздался чей-то отрывистый приказ. Все легли и стали окапываться в земле небольшими лопатками. Сириус с жалостью смотрел на них. Бедные магглы.
- Это их последний бой, - сказал Кеннет, - "там" он закончен пятьдесят лет назад, ну а здесь - как видишь... у них есть возможность продолжать.
- Но почему? Зачем это нужно? О каких возможностях ты говоришь? Они же все равно погибнут! - закричал Сириус.
- Да, погибнут. Но возможность есть всегда. Или выбор, если хочешь. Не вернуться обратно, нет. Изменить. Себя. А если изменить себя, изменится и мир. Совсем чуть-чуть, но и это будет хорошо. Они слишком молоды и полны сил. Трудно сразу осознать, что надо двигаться дальше. Поэтому они решили остановиться и продолжить бой. Это их война, их долг. А долги надо отдавать, иначе будет очень тяжело жить.
- Жить?! Ты сошел с ума? Но они же...
Кеннет не удостоил его ответом. Молчание затягивалось. Сириус стоял перед ним, переминаясь с ноги на ногу и чувствовал себя провинившимся учеником, пришедшим на отработку к МакГонагалл. Ему даже показалось, что она сейчас появится и скажет: "А вот и вы, наконец, Блэк. Вы опять опоздали на пять минут." Да, именно опоздал. Из-за собственной глупости и самонадеянности опоздал жить...
Что там говорил этот псих о возможностях? Ему они не нужны. Он должен быть там. Рядом с Гарри.
-Ты, конечно, хочешь спросить, почему тебе здесь многое кажется знакомым? - вдруг спросил Кеннет. - Это неудивительно. Мы все проходим очень длинный путь, кое-что забывается, а потом опять всплывает в памяти. Магглы называют это "дежавю". Ничего особенного, потом поймешь. Арка стережет нас всех - и магов и магглов. Через нее мы возвращаемся домой... Но дома сидеть все время скучно. Тебе-то это, наверно, хорошо известно? - Кеннет захохотал, считая, что очень удачно пошутил.
Сириус пропустил эту колкость мимо ушей.
- Но каким образом? Арка ведь только одна. И как магглы попадут в Отдел Тайн?
- Отдел Тайн? Хм. Совсем забыл, - он зашуршал пергаментом, водя пальцем по строчкам, - А, точно... Тебя угораздило попасть в нее. Видишь ли, когда-то давным-давно проводился один эксперимент. Эта Арка - точная копия той, другой Арки, которой нет в реальном, видимом мире. Единственное отличие - из нее можно вернуться обратно.
- Так бы сразу и сказал, - сказал Сириус, чувствуя, словно гора свалилась с плеч. Кеннет уже не казался ему таким неприятным. Он оглянулся по сторонам, но Арки нигде не было видно.
- Не ищи, не увидишь. Это не так просто. Ты должен измениться, а то опять полетишь туда же. Так и будешь болтаться между землей и небом. Ха-ха-ха.
Сириуса передернуло от злости. Почему он должен стоять здесь и выслушивать этот бред? Он отвернулся от странного волшебника и решил, что обойдется без его советов. Главное, у него теперь есть надежда. Он вернется. Неважно когда. А сейчас... ну не стоять же столбом посреди поля.
- Почему не в строю? Как фамилия? - раздался резкий окрик со стороны холма.
- Блэк, -отчеканил Сириус и, подобрав с земли неизвестно как оказавшуюся там винтовку, занял место в цепи стрелков.
- Удачи, - пробурчал Кеннет себе под нос и добавил, хотя Сириус был уже далеко и не мог его слышать, - Мы не куклы, нас никто не дергает за ниточки. Свой путь мы выбираем сами.

Этот день, казалось, не кончится никогда, но все же это произошло. Должно быть, здесь красивый закат, но у Сириуса не было сил поднять голову и посмотреть. Все, что случилось сегодня, было похоже на сон. Он успел заработать не меньше десяти пожизненных сроков в Азкабане, когда отбросил ставшее бесполезным маггловское оружие и вытащил палочку, но это его совершенно не волновало. Он чувствовал ответственность за магглов, которые приняли его в строй, даже не поинтересовавшись, кто он. Он знал, что эти люди не могут отступить. Потому что это была их земля. Их жизнь. Они, так же как и он, не хотели идти дальше.
- Блэк, а что это были за зеленые вспышки? Похоже на сигнальные ракеты.
- Вам показалось, товарищ комвзвода, - ответил Сириус и стал неумело скручивать самокрутку из обрывка найденного в кармане пергамента. То, что он говорил на неизвестном языке его не удивляло, так же как и многое другое.
Скоро запах крепкого самосада ударил в голову и окончательно лишил его способности думать о будущем. Существовало только настоящее. Время остановилось или его не было совсем - сложный вопрос. Но одно Сириус знал точно - он здесь нужен. Он должен защищать этих магглов, пока хватит сил и не рисковать зря. Ведь он может то, чего не могут они. А завтра снова будет бой...

Глаза сами закрылись. Сириус лег на траву и провалился в сон. Какие-то огненные круги вспыхивали и крутились в измученном мозге, а потом на него навалилось что-то черное, расплывчатое; послышался шепот, только слов было не разобрать. Арка, о которой он успел забыть, вдруг появилась прямо перед ним и опять слегка качнулась ветхая ткань...


***

Только одна пара продолжала схватку, не заметив появления Дамблдора.
"...А сейчас она крикнет: "Я убила Сириуса Блэка!" Откуда я это знаю?.. или не крикнет..."
- Давай, ты же можешь лучше!
- Инсендио!!!
Белла злобно оскалила зубы и в очередной раз яростно взмахнула рукой. Сириус внимательно следил за ней и отскочил в сторону. Луч, вылетевший из палочки, пролетел в дюйме от его уха и черная ветхая завеса за спиной заполыхала магическим огнем. Через несколько секунд от нее ничего не осталось.
"Меньше пыли. Почему меня в нее так тянет?.."
Еще один взмах палочки и...
- Ну ты и злющая, сестренка.
Сириус тряхнул головой, отгоняя навязчивое желание заглянуть в горящую Арку, перешагнул через неподвижное тело кузины и подошел к Гарри.
- Ты меня звал, или мне показалось?
- Сириус, это я во всем виноват. Но ведь с тобой все в порядке, правда?
- Ты же видишь.
- У меня было видение, понимаешь... я так боялся, что ты...
- А ты не бойся. И забудь про видения. У нас уже есть одна Трелони. По-моему хватит, а ты как считаешь?
Гарри его не слушал. Он просто радовался, что крестный стоит рядом с ним, живой и, кажется, здоровый.
Из дверей послышались взволнованные голоса: "Он был здесь! Тот-Кого-Нельзя-Называть вернулся!" Зал наполнился аврорами. Из-за их спин выглядывало потрясенное лицо Фаджа. Он встретился глазами с Блэком, потом с Дамблдором и судорожно вздохнул. Министерство опять село в лужу. Что же будет завтра в "Пророке"...
- Журналистов не пускать! Особенно эту, как ее... блондинку с самопишущим пером, - нервно закричал министр и его голос эхом разнесся по залу и затих, наткнувшись на обгоревшую черную Арку, из которой теперь не доносилось ни звука.
Сириус посмотрел на толпившихся в дверях авроров и пошел к выходу. Гарри шел рядом, держа крестного за руку. Откуда-то всплыли слова мелодии, словно напоминание о далеком детстве, и Сириус тихо запел, нисколько не смущаясь изумленных взглядов окружающих.
- Don't cry for me Argentina, the truth is I never left you...

23:29 

несколько картинок. автор которых мне неизвестен. (С)

Бетельгейзе Блек
Торжественно клянусь, что замышляю только шалость! шалость удалась!
- Ремус и, видимо, Сириус.

- почему-то это назвали слэшем. я тут слэша не вижу в упор. Нашла имя автора: Ponderosa

- и весьма забавный хэллоуин. Мародеры с Лили.

21:19 

(С?)

Donna A
– Нет, – сказал он. – Я не другой кот. Я – это я (с)
Еще парочку нашла. Как я погляжу, вопрос об авторстве здесь уже бесполезен? :tongue:


пьют, по-всей видимости, не тыквенный сок. но на то они и мародеры. хвосту, как самому маленькому, уже что-то мерещится...



как в хорошей пьесе: те же и Лили.

22:06 

отличный сайт.

Бетельгейзе Блек
Торжественно клянусь, что замышляю только шалость! шалость удалась!
этот сайт. судя по всему, давно заброшен. Но он хорош! и этим все сказано.
карта мародеров

23:25 

картинки Somewhere (С)

Бетельгейзе Блек
Торжественно клянусь, что замышляю только шалость! шалость удалась!
Иногда у нас известны авторы. Очень красивые картинки в нестандартной технике.



Джеймс и Лили чудесны, правда?

00:46 

Добро пожаловать!

Бетельгейзе Блек
Торжественно клянусь, что замышляю только шалость! шалость удалась!
У нас новый участник - Somewhere, талантливый художник. автор замечательных картинок из предыдущего поста.
Я не умею рисовать, но дарю вам в знак радости вот эту картинку.
[URL=radikal.ru/F/s03.radikal.ru/i176/0910/18/cec300...][IMG]
Увы, я не знаю. кто ее создал, ибо в то время. когда мне ее подарили. у меня даже модема не было.

20:30 

(C)

наивный, пробуй!
Офигительно-классный Сириус))Мародеры в Хижине :DДерутся подушками)
Вот и я решила внести свою лепту)). Автор этих замечательных картинок - любимая мною Марта, у нее много хорошего арта по Мародерам...) К сожалению, пока это все, что я смогла нарыть на своем компе) (Кстати, та картинка что внизу в верхнем ряду справа, тоже ее)
P.S. Ыыы)) Спасибо)) Очень-очень приятно)) (Я талантливый художник, хе))

18:44 

У меня гранаты не той системы
Взвейтесь кострами

Автор: Wendelin the Weird (то есть я:-)
Саммари: Еще один вариант развития событий после рокового Хэллоуина.
Дисклеймер: дисклеймер.
Ворнинг: любителям животных не советую.
Жанр: джен
Размер: мини

Глава 1

Взвейтесь кострами, синие ночи,
Мы пионеры - дети рабочих!
Близится эра светлых годов,
Клич пионера - всегда будь готов!
С. Дешкин, А. Жаров. "Взвейтесь кострами"

Ноябрь, 1981.
Лондон. Великобритания.

"Ах, Мерлин, еще только чуть-чуть... Только еще немножко везения и... куда ведет эта труба? Ладно, пойдем сюда. Другие выходы все равно завалило. Мощно, ничего не скажешь. Сколько кровищи... на тротуаре, на лицах, на рубашке моей новой... на заказ сшитой. Что это так воет? А, маггловская полицеская сирена. Министерству хлопот привалило. Как они это объяснят? Мне что за дело... ну и чушь лезет в голову. А какие у него были глаза, когда я крикнул: "Сириус, как ты мог!"
Теперь вспомнишь Питера, смейся, смейся, красавчик. Что тебе еще остается. Вы все меня еще вспомните.
Слабак, да? Тупой? Никчемный, незаметный Питер. Хвост, тень, бездарность, неспособная выучить простейшее заклинание... А вот и оказался умнее всех, смешно, правда? То-то ты так ржал, Блэк..."

Канализационная труба заканчивалась. Большая серая крыса ползла, вздрагивая и подволакивая окровавленную лапу. Впереди замаячил просвет, послышался шум машин. Сейчас он будет на свежем воздухе...

"Мерлин, как же здесь воняет, ну, ничего, теперь надо подумать об убежище. Лучше всего спрятаться в семье волшебников, подождать, так сказать, своего часа, не пропустить... А он настанет, мой час, обязательно настанет. Темный Лорд возродится. Я еще послужу тебе, мой господин. Ты же не оставишь своего верного слугу... А пока милая пушистая крыска будет отличным подарком для вашего ребенка, отправляющегося в Хогвартс... Я крыска, крыска, крыска... О-о-о, не-е-ет! Мамочка-а!!!"

Перед долгожданным выходом вдруг сверкнули два желтых глаза. Взьерошенный уличный кот плотоядно облизнулся и утробно заурчав, бросился прямо на Питера. Над головой крысы мелькнули огромные острые когти. Почти теряя сознание от ужаса, Питер отчаянно рванулся в сторону и выскользнул прямо на оживленную проезжую часть. Ничего не соображая, он бежал по улице, уворачиваясь от автомобилей, которые угрожающе гудели и обдавали грязью его и так мокрое, перепачканное тельце, пока наконец не запрыгнул в полуоткрытый багажник стоящей у обочины черной машины...
Внутри стоял чемодан и пакет с чем-то мягким, Питер ужом заполз в пакет, свернулся калачиком и закрыл глаза. Думать, что делать дальше, он не мог, животный страх перед котом привел его в состояние полной прострации. Теперь, когда смерть едва не коснулась его самого, все здравые мысли покинули его голову. С легкостью лишая жизни других людей, к своей собственной Питер Петтигрю относился трепетно...

"Забиться в щель, исчезнуть куда угодно, будь что будет, только бы жить... Главное - жить!"

Багажник со щелчком закрылся, стало темно, Питер съежился и затих.
Машина развернулась и поехала в сторону аэропорта Хитроу. Шелестели по асфальту шины, развевался на капоте маленький красный флажок...


***

Сутки спустя.
Москва. СССР.

Линейка только что закончилась и злая до невозможности Валька Сидорова пошла в пионерскую комнату, чтобы положить на место знамя отряда. Вечно ей приходилось его таскать. Хорошо, хоть барабан не всучили. А все из-за ее роста, вот угораздило ее вымахать такой дылдой...
Теперь все уже разошлись, а ей предстояло еще найти пионервожатую, которая как обычно запропастилась в неизвестном направлении. Когда же домой?! И голова безумно болела от школьной пыли и запаха масляной краски. Красный галстук развязался, колготки все время сползали и ложились некрасивыми складками на ремешки новых туфель. Туфли нещадно жали ноги. Было грустно.

Валька в очередной раз поправила ненавистные колготки и, шмыгнув носом, вошла в пионерскую комнату. Как и следовало ожидать, в ней никого не было. Кинув знамя в угол на груду старых плакатов, Валька села за стол и задумалась. Здесь ее готовили в пионеры. Как же это скучно: записывать в тетрадь биографии юных героев, зубрить песню "Взвейтесь кострами..." Нудная обязаловка. Гораздо интереснее рассматривать фотки "АББЫ" и слушать, как поет под гитару в соседнем подъезде Венька Осипов, весь обвешанный цепями и с сигаретой в зубах... А может еще Лидка притащит заграничную жвачку с Микки Маусом. Ее папа вчера вернулся из Лондона. Лидка сегодня даже в школу опоздала, наверно все утро новые шмотки рассматривала.

Валька завистливо вздохнула. В соседнем углу сиротливо стоял чей-то портфель с яркой "ненашей" наклейкой. "Лидкин" - догадалась Валька.
Воровато оглянувшись и прикрыв дверь, Валька отмахнулась от тихих укоров совести, которая вяло пыталась протестовать, и нажала на портфельный замочек.

"Я же просто посмотрю и все, что тут такого," - сказала она себе.
Набитый учебниками портфель легко раскрылся, но ничего интересней, чем прозрачная иностранная линейка и разрисованный какими-то письменами пенал любопытная девочка не успела заметить. Куча книг вдруг зашевелилась и поползла наружу. Валька взвизгнула и вскочила на стул, отшвырнув портфель подальше. Из него медленно, как во сне, выползала огромная жирная крыса с отвратительным голым хвостом и черными глазками. Валька от страха даже дышать перестала, но вдруг крыса встала на задние лапки и взглянула прямо на нее. Этого юная пионерка уже не смогла вынести.

-А-а-а-а!!! - заорала она не своим голосом и швырнула в крысу первым попавшимся предметом.
Предмет оказался тяжелым, а рука неожиданно меткой. Крыса, пискнув, завалилась на бок и так и осталась лежать, откинув в сторону лапки с маленькими, похожими на человеческие, пальчиками. Валька перевела дух и тяжело сползла со стула. Портрет Ленина весело подмигнул ей с противоположной стены, но Вальку после пережитого стресса уже ничто не могло испугать...
Таков был бесславный конец предателя Питера Петтигрю.


***
На следующий день.
Там же.

Двое мужчин с нерусскими лицами и в прекрасно сшитых импортных костюмах вышли из школы №682, держа в руках коробку из-под обуви.
Рядом шел растрепанный завхоз Виктор Иванович и отворачиваясь, чтобы гости не почувствовали запах перегара, рассказывал:
- Дык, как увидел вчера эту мерзость, хотел сразу в газетку завернуть и на помойку. Дети придут - нехорошо. А потом смотрю: пальца нету. Елы-палы!!! Мне сразу в голову и ударило - он это. Мы здесь не какие-нибудь деревенские, прессу читаем, "Пророк" этот ваш...Что ж это делается! Пошел домой, сразу вам сову отправил, думаю, безвинный человек на нарах парится, а тут такое. Вот ведь падла. Вы уж, товарищи, позаботьтесь. Чтоб все по справедливости, значит.
"Товарищи" мрачно переглянулись, пожали Виктору Ивановичу руку и отправились на ближайший пустырь.
На пустыре их ждал кусок ржавой арматуры. С трудом отодрав портключ с земли, авроры постояли немного, отсчитывая оставшиеся секунды, и исчезли.


***

Неделю спустя.
Литтл Уингинг. Суррей. Великобритания.

Вернон Дурсль вытер усы после обильного завтрака и недовольно покрутил головой, проверяя, не слишком ли давит шею воротничок новой рубашки. Надев пиджак и чмокнув жену, он отправился на работу.
Петуния закончила кормить своего любимого Дадлика и оттирала остатки овсянки с его пухлых щек и со стен маленькой кухни.
В дверь позвонили.
- Вернон, ты что-то забыл? - спросила Петуния, открывая, но на пороге стоял не Вернон.
Молодой человек в кожаной куртке и с длинными черными волосами широко улыбнулся ей и сказал:
- Здравствуйте, миссис Дурсль. Я пришел за Гарри.


Глава 2

- Вернон!!! Боже, как я счастлива! - лицо Петунии от волнения покрылось пятнами, но даже несмотря на это, ее можно было назвать похорошевшей от радости.
Она выскочила из дома и побежала навстречу выходившему из машины мужу, даже не заметив, что растоптала свою любимую клумбу африканских лилий.
Вернон еще ни разу не видел Петунию в таком состоянии и, неуверенный, радоваться ему или нет, обеспокоенно ждал объяснений.
То, что он услышал, было, наверно, самой лучшей новостью за последнее время. Тень ненормальной свояченицы не будет висеть над ними. Им не придется с ужасом ждать дня, когда... Вернон с облегчением вздохнул, с чувством обнял свою костлявую жену и вошел в дом. Давно уже он не был в таком хорошем настроении. Ужин оказался вкусным, как никогда. Из детской раздавались недовольные вопли их сына, которые раньше могли бы довести его до белого каления, но сейчас казались приятной музыкой. Потому что им не вторил другой ребенок...
Вдруг на пороге возник темный силуэт, при ближайшем рассмотрении оказавшийся человеком в мантии, от одного взгляда на которого Петуния чуть не подавилась сэндвичем.
- Мои инструкции, Петуния,- сказал этот человек, игнорируя возмущенного Вернона, - ты не должна была...
Его глаза блеснули из-под странных очков в форме полумесяцев. Но Петуния уже взяла себя в руки.
- Ну и что? - сказала она с вызовом. - Мы не обязаны. Вы тоже нас обманули, сказав, что у мальчишки больше никого нет.
- Так можно отдать ребенка и первому встречному.
- Да хоть черту лысому! И нечего сверлить меня взглядом. Я не желаю иметь ничего общего с вашим миром. Оставьте в покое меня и мою семью.
- Раньше ты так не думала, Петуния, - укоризненно покачал головой гость и удалился.

***

- Лунатик, хоть ты умеешь обращаться с детьми? Ты ведь у нас самый умный, - почти с отчаянием спросил Сириус своего друга, уткнувшегося в тарелку и старательно делавшего вид, что происходящее его не касается. - Скажи же что-нибудь!
Ремус Люпин фыркнул, и, уже не в силах сдерживаться, громко расхохотался, глядя, как его приятель пытается впихнуть в Гарри кашу. Зрелище было похлеще процедуры кормления Дадли. Видно это у Эвансов наследственное. Ремус не смог сдержать смеха, а он уже было подумал, что навсегда разучился смеяться... Наконец Сириус догадался применить отвлекающий маневр и, пока крестник зачарованно наблюдал за вылетающими из его палочки разноцветными птицами, ухитрился дать ему еще три ложки овсянки. На этом свою миссию он счел законченной и уселся верхом на стул, с отрешенным видом глядя в окно.
Ремус помрачнел. Он заметил, что неделя в Азкабане не прошла для Сириуса бесследно. Да и недавняя трагедия... Как он мог подумать, что его друг способен на такое? Бред. А предательство Питера почему-то его совсем не тронуло. Друзья... Друг-пес и друг-крыса. А чутье оборотня, оказывается, в таких случаях бессильно. Как отшатнулись члены Визенгамота, когда перед ними вместо маленькой мерзкой крысы появился не менее мерзкий труп Петтигрю. И почему вдруг понадобилась целая неделя, чтобы уладить все "формальности" и Сириус мог выйти на свободу?
- Ремус, хочешь овсянку? - отвлек его от дум Сириус.
- Спасибо. Ешь эту пищу аристократов сам. Скажи лучше, ты собираешься на работу? Тебя вчера Хмури разыскивал.
Сириус улыбнулся. Но не той привычной Ремусу блэковской улыбкой. Теперь от нее становилось жутко.
- А над Северным морем сейчас, наверно, снег идет. Красиво.
Ремуса передернуло.

***

Ночной Хогвартс был удивительно спокоен. После выпуска мародеров теперь мало кто, кроме привидений, бродил по пустынным заброшенным коридорам. Только небольшая полосатая кошка часто прогуливалась по безлюдным закоулкам замка. Иногда в углу мелькал серый хвостик и она, угрожающе шипя, бросалась на жертву и безжалостно раздирала ее когтями. С недавних пор Минерва МакГонагалл очень полюбила охоту на крыс.

Был час ночи, но в кабинете директора горел свет. Дамблдор, нахмурившись, сидел в кресле и предавался своему любимому занятию - размышлениям. Он думал о помехе, которая грозила разрушить так тщательно, хоть и недавно построенный, каркас далеко идущего плана. Одна неверно положенная карта - и карточный домик упадет ко всем чертям, вернее к Мерлину, или как там еще выражаются. Что же, иногда жизнь подкидывает сюрпризы. А казалось, что все складывается до странного удачно. Насколько это вообще возможно в подобном случае.
Фоукс, чувствуя настроение директора, нервно летал под потолком.
- Кхм.. - раздался вдруг голос из небольшого портрета, стоявшего в углу, - Кхе-кхе. Я говорил вам, батенька, что надо во-время оценить роль буржуазии - это архиважно! Когда же это мы с вами обсуждали-то. Эх, склероз. А помните, как мы в Лондоне...
Дамблдор отбросил в сторону коробку лимонных долек и уставился невидящим взглядом на портрет.
- А еще я говорил, что надо признать зло безбоязненно. А вы даже своего главного врага называете "Сами-Знаете-Кто". Умора, - ехидничал портрет.
Дамблдор вскочил. Помеха. Сириус Блэк. Этого еще не хватало. Но ничего, все ерунда, мальчишка ему доверяет. Конечно, будет нелегко, но он убедит Блэка, что Избранный должен находиться у родственников, что это необходимо и не обсуждается. Можно наплести что-нибудь о защите крови, например. Главное - избавить Гарри от чужого влияния. Выросший в мире магглов ребенок, сирота, ничегошеньки не знающий о мире волшебства - это совсем другой коленкор. Да. А попав в Хогвартс он должен будет слепо верить только одному человеку - ему, Альбусу Персивалю Вульфрику Брайану Дамблдору. И тогда, Том Риддл, мы еще посмотрим, кто сорвет банк...
Дамблдор удовлетворенно потер руки и вышел из кабинета.

***
Солнце уже давно красило свои нежным, но бледным светом не только кремлевские стены, но и школу № 682. Недовольная, как обычно бывают недовольны все школьные уборщицы, тетя Зинаида смахивала пыль с плакатов в пионерской комнате и ворчала на нерадивых дежурных, которые всегда все делают тяп-ляп, а вот она только и знает, что за ними подтирать. И во что бы превратилась школа, если бы не она... и так далее. Этот разговор с самой собой продолжался бы еще долго, но тут взгляд женщины натолкнулся на нечто необычное и она замолчала. На портрете Ленина остался только синий фон, а сам Владимир Ильич загадочно исчез.
- Ну вот, так я и знала. Опять этот Венька. Все расскажу директору!!!
И погрозив мокрой тряпкой в пустоту, она ушла.

Злополучный Венька в этот момент сидел за столом и, шурша англо-русским словарем, переводил своему деду, Виктору Ивановичу, передовицу "Ежедневного Пророка".
- Весь магический мир празднует исчезновение Того-Кого-Нельзя-Называть, - скучным голосом вещал он. Было заметно, что ему так же интересно читать газету магов Британии, как "Пионерскую Правду" на политинформации.
- Всё празднуют... ишь, империалисты. Ага... А этот-то, как его... уже вышел, что ли?
- Все вышли. Дед, успокойся, мне на уроки надо. Министр магии сделал заявление...
- Ну его в пень. Своих министров хватает. А мне на тебя опять классная жаловалась. Это не ты вчера ей в стол выхухоль из живого уголка засунул?
- А что такое выхухоль? - сделал честное и удивленное лицо Венька.

***

Человек с длинной белой бородой и в темно-синей мантии стоял у дома Сириуса Блэка и рассматривал амбарный маггловский замок, нелепо, но весьма демонстративно смотрящийся на чистенькой белой двери. Что-то подсказывало ему, что за Спасителем Магического Мира еще придется побегать. Как в прямом, так и в переносном смысле.

21:48 

Приветствуем вас! (С?)

Бетельгейзе Блек
Торжественно клянусь, что замышляю только шалость! шалость удалась!
Приношу извинения за небольшую техническую неполадку. У нас еще один участник - dracomalfoy
Счастлива вас видеть на этом сообществе и надеюсь на плодотворное знакомство.
В знак симпатии дарю вам эту картинку. Автор ее, увы. неизвестен. И не только мне, но и участникам ресурса, где я ее нашла.


22:44 

У меня гранаты не той системы
"Миссия спасения"
Спасите Блэка, Люпина или Хогвартс от Снейпа - по вашему усмотрению...

http://hp.upperwood.ru/games/game123.html

18:13 

Поэзия и живопись едины

Бетельгейзе Блек
Торжественно клянусь, что замышляю только шалость! шалость удалась!








Многие любят Ларису Бочарову, а вот иллюстрации к ее песне "Урок ЗОТИ". Сделал их Шестой Рыжий.

16:12 

Маграт. "Портрет пятикурсника"

клопы несут диван


Совершенно шикарные Сириусы у Маграт.

19:12 

Добро пожаловать!

Бетельгейзе Блек
Торжественно клянусь, что замышляю только шалость! шалость удалась!
У нас еще один читатель - Chiora!!!
Рада приветствовать и дарю небольшой подарок.





Это не Бродяга. это прото красивый пес. Но до чего ж все ж он хорош.

15:00 

Влияние анимагической формы. (С)?

клопы несут диван

15:07 

Прогулка под Луной. (С)?

клопы несут диван

22:37 

Обаяние Сириуса.

Бетельгейзе Блек
Торжественно клянусь, что замышляю только шалость! шалость удалась!
Автор Manechan


Hito76

Сириус и в собачьем виде покоряет девичьи сердца. Вторая мне нравится особенно - он такой весь из себя красивый и наглый, в своем репертуаре.

Grimmauld place 12

главная