Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
17:32 

Wild thing

rose_rose
Чту канон
И еще одна глава "Wild thing", продолжение.

Глава 2. Слежка и тайное проникновение

- Курсант Тонкс! – гремит шеф. Если на вас никогда не орал Грозный Глаз Муди, считайте, что жизнь прошла зря. – Вы что, пикси вас дери, клоун? В маггловском цирке выступать готовитесь? Тогда какого боггарта вы делаете в Школе авроров? Или вы воображаете, что вы гребаный полтергейст, в Мерлина душу мать?
Мой напарник неосторожно хихикает и сразу же огребает тоже.
– Курсант Сэведж, вам смешно? Смешно было всем от того, как вы себя дезиллюминировали! Вас за десять метров было видно, без всякого Хоминем ревелио! Я так понимаю, - это он уже нам всем, - вы все думаете, будто тут гребаный хогвартский дуэльный клуб! Тонкс, Сэведж, пересдача через неделю! Остальным не расслабляться – вам на следующей неделе сдавать противоядия, и цацкаться с вами там не будут! Ясно?
Муди окидывает нас сердитым взглядом и уже собирается выйти из аудитории, но тут Сэведжа прорывает:
- Разрешите обратиться, сэр!
- Ну?
- Почему я должен пересдавать? Ведь я же не я виноват, что нас обнаружили! Если бы не она… - начинает Сэведж очень бодро, но к концу как-то сникает. Грозный Глаз смотрит на него, не произнося ни слова. Группа тоже молчит. Сэведж сидит передо мной, и я прекрасно вижу, как его уши все сильнее краснеют. Я ужасно злюсь на него и ужасно злюсь на саму себя: Джон – гад и предатель, а я – корова и неудачница. Прекрасная пара, ага.
- Та-а-ак, - на этот раз Муди говорит негромко, но с такой интонацией, что всем становится ясно: пахнет жареным. – Сэведж, значит, считает, что он тут самый умный. Он, значит, думает, что заслуживает зачета. Скажите, курсант Сэведж, а за что именно я должен поставить вам зачет?
- Я сделал все правильно… - мямлит Джон.
- Что? Громче говорите!
- Я сделал все правильно! – выкрикивает Джон, видимо, решив, что семь бед – один ответ. – Как положено! Это все Тонкс! Почему я должен пересдавать из-за ее ошибок? Это несправедливо!
Муди выслушивает эту тираду с очень задумчивым видом и, не говоря ни слова, ковыляет к окну. Секунд десять он сосредоточенно смотрит на улицу, потом снова поворачивается к нам.
- Я мог бы вам сказать, Сэведж, что жизнь вообще несправедлива, и отправить готовиться к пересдаче, - говорит Грозный Глаз неожиданно спокойным и каким-то усталым голосом. – Но вы пришли сюда учиться, и моя задача – научить вас всему, чему я в силах вас научить. Поднимите руки, кто еще считает, будто вам здесь ставят зачеты за то, что вы делаете все, как положено.
Все переглядываются и молчат. Муди возводит глаза к потолку – сразу оба, что редкий случай.
- Да не валяйте вы дурака! Это не экзамен, оценок не будет. Просто скажите честно.
Все снова переглядываются. Муди смотрит на нас внимательно и тяжело вздыхает.
- Ясно. Мерлин с вами. Я и так знаю, что вы думаете. Просто представьте, Сэведж, что вы сегодня были на настоящем задании, против настоящих Темных магов. Положим, ваш напарник ошибся. Людям, между прочим, свойственно ошибаться. Вы понимаете, что будь это даже сто раз его вина, это никого не будет интересовать? Кому вы будете рассказывать, что «сделали все, как положено»? Противнику, когда вас захватят? Думаете, поможет, когда к вам применят Круциатус?
Уши Сэведжа уже приобрели совершенно свекольный оттенок и, кажется, даже слегка увеличились в размерах от прилива крови.
- Нет, сэр, - тихо говорит он.
Муди кивает.
- Молодежь! – Грозный Глаз повышает голос и снова обводит всех взглядом, давая злополучному Сэведжу передышку. - Запомните: баллы за то, что вы знаете правильный ответ, остались в Хогвартсе. У нас нет правильных и неправильных ответов. У нас есть только выжившие и погибшие. Когда вы получаете зачет, это не значит, что вы сделали все, как положено. Это значит, что будь на месте условного противника настоящий, вы бы выжили. А если вы получили незачет – это значит, что с задания вы не вернулись. Ясно?
Все снова молчат. Просто ужас, до чего сегодня все молчаливые.
- Да, сэр, - в конце концов произносит тоненьким голоском Нэнси Макдональд, наша отличница и паинька.
- Хорошо. На сегодня все свободны, - говорит Грозный Глаз и, припадая на одну ногу, направляется к двери.

Все дружной толпой вываливаются из класса, а я задерживаюсь, потому что нет у меня настроения идти с народом в «Дырявый котел». Остальные-то сдали – кто сегодня, кто еще в прошлый раз, - и будут это отмечать, хотя добрая Нэнси и говорила, что, мол, «праздновать будем, когда сдаст вся группа». Конечно, так я и поверила – сейчас пойдут в «Дырявый котел» и все напьются на радостях, забыв про неудачников. Джон на меня дуется, я на него после его выступления - тоже. Самое ужасное, что он, в общем, прав – что бы ни говорил шеф. В первый раз нас обнаружили из-за того, что я разбила вазу в одной из комнат, – охрана услышала шум, скрутила меня, а потом тщательно прочесала весь дом и нашла Джона; второй раз мы уже бежали через сад к выходу, когда я споткнулась о камень и свалилась в пруд. Честное слово, прямо в пруд. Ну, я же не виновата, что у них там такие пижонские узкие дорожки, да еще и неровные. Короче, шум, брызги столбом… пока Сэведж меня вытаскивал, снова прибежала охрана. Теперь у меня в перспективе третья пересдача – и если я ее снова завалю, мне скажут: «Извините, мисс Тонкс, вы нам не подходите». Я представляю себе, как я расскажу об этом родителям, и мне становится дурно. Два года назад они меня в два голоса уговаривали, просто умоляли не поступать в Школу авроров, потому что это не женское дело; я настояла на своем. И если теперь я приду и скажу, что меня отчислили… честно, я даже не знаю, что будет хуже: если они обрадуются («мы же тебе говорили!») или если они начнут меня жалеть. Короче, все очень плохо, и есть только одно место на свете, которое может хоть немного поднять мне настроение, – кафе-мороженое Флориана Фортескью. Я направляюсь к лифту с твердым намерением аппарировать прямиком в кафе и заказать там самую большую порцию шоколадного мороженого с карамельным соусом и взбитыми сливками.

- Эй, Тонкс! – неожиданно окликает меня шеф, высовываясь из своего кабинета. – Ну-ка, зайдите ко мне.
Наш шеф нечеловечески крут: у него деревянная нога, магический глаз, героическое прошлое и неисчислимое количество закидонов, один развесистее другого. Все курсанты боятся его до смерти, говорят о нем благоговейным шепотом и готовы вылезти из кожи вон, чтобы он их похвалил. А если совсем честно, то мы его просто а-ба-жа-ем, хотя никто не осмелится ему в этом признаться. В прошлом семестре я получила высший балл по маскировке и камуфляжу, и Грозный Глаз сказал мне, что я «ценный кадр», так что я была на седьмом небе от счастья. Сейчас… в общем, лучше не думать, что он обо мне думает и что он мне вот-вот скажет.
Муди мрачно разглядывает меня и, в конце концов, ворчит:
- Ну?
Прекрасное начало. Многообещающее.
- Что с вами происходит?
- Ничего, сэр.
А что еще я могу сказать? Со мной действительно ничего особенного не происходит – просто я такая уродилась.
- Слушайте, Тонкс… только не обижайтесь… - шеф морщится, будто у него внезапно разболелся зуб. – А вы уверены, что вам это надо? Может, вам… эээ… пересмотреть свои планы на будущее? Вы ведь девушка, выйдете замуж, детей нарожаете… Зачем вам бегать за преступниками и подставляться под непростительные заклятья?
Я чувствую себя так, будто в меня неожиданно зарядили Ступефаем. Вот сейчас мне действительно, по-настоящему, взаправду хреново. Лучше бы Муди на меня снова орал – тогда я, по крайней мере, знала бы, что я в его глазах не безнадежна.
На глаза против моей воли наворачиваются слезы, и я начинаю судорожно моргать.
- Вы что, реветь вздумали? – а еще у нас шеф очень тактичный, и за это мы его тоже любим.
Я мотаю головой и сжимаю зубы так, что, кажется, у меня сейчас треснет челюсть. Не реветь-не реветь-не реветь-не реветь…
- Чаю хотите? – неожиданно спрашивает Муди, берет меня за локоть и почти насильно усаживает на стул. Я киваю, потому что ничего другого сделать все равно не могу.
Пока шеф наливает мне чай, я успеваю проглотить слезы и немного успокоиться, изо всех сил стараясь думать исключительно о шоколадном мороженом у Фортескью. Перед тем, как левитировать чашку ко мне, Грозный Глаз достает из одного из своих многочисленных карманов фляжку.
- Бренди. Вам не повредит, - сообщает он перед тем, как добавить содержимое мне в чашку. На секунду задумывается - и наливает себе тоже.
- Значит, только аврорат? – осведомляется Грозный Глаз, когда чай почти допит.
- Да, сэр! – говорю я. Это правда. Я хочу быть аврором, понимаете? Я. Хочу. Быть. Аврором.
Шеф усмехается.
- Тонкс, я за вами наблюдаю уже два года, с ваших вступительных экзаменов. То, что в нашем деле важнее всего, у вас есть: вы смелая и быстро соображаете. Если научитесь бдительности и дисциплине, станете первоклассным аврором. Это не сразу приходит. Я в первый год работы провел две недели в Мунго из-за собственной неосторожности с палочкой.
- А что вы..?
- Почти что отстрелил себе… неважно. Много будете знать – скоро состаритесь. Я вам что хочу сказать? Шевелите мозгами, Тонкс. Если не получается не делать ошибок, придумайте, как их можно скрыть. Используйте свои способности на полную. И помните: постоянная бдительность! Поняли?
- Да, сэр.
- Тогда марш готовиться к пересдаче, - говорит Грозный Глаз, давая понять, что разговор окончен.

* * *
- Это здесь, - говорю я. Сэведж упрямо сдвигает брови.
- А по-моему, там.
Битый час мы шарахались по маггловскому поселку в поисках дома, куда нам предстояло проникнуть. В конце концов нам удалось сократить число возможных вариантов до двух, что уже неплохо. Плохо то, что Сэведж твердо стоит на стороне одного из вариантов, а я так же твердо уверена в правильности другого.
- Джон, это здесь. Сто процентов. Видишь чувака, который сидит в шезлонге на лужайке? Это кто-то из наших. И в банке колы, которая у него в руках, на самом деле не кола, а оборотное зелье. Я видела, как он из нее отхлебывал. Когда пьют колу, такого выражения лица не бывает.
- Там женщина на веранде тоже что-то пьет. И лицо у нее кислое.
- Да, она пьет апельсиновый сок. Он оранжевый, Джон. А какого цвета оборотка?
- А почему тогда она так на меня пялилась? Почему срабатывает сенсор секретности?
- Она на тебя пялилась потому, что ты не местный. А сенсор секретности сработал… откуда я знаю? Может, она налоги не заплатила. Или знает, что ее кошка нагадила на соседском участке. Или у нее труп в чулане.
- Магглы держат трупы в чулане? – тупо спрашивает Джон, и тут я вижу такое, что кладет конец сомнениям. Я пихаю его в бок.
Чувак, который сидит в шезлонге, видимо, скучает и уже какое-то время чертит что-то у себя на коленке подобранной с земли веточкой. И вот сейчас он поднимает веточку и явно машинально делает в точности то самое движение, которое нужно для заклинания Импедимента.
- Видал? – торжествующе говорю я Сэведжу и показываю ему язык.

...На этот раз мы используем метлы. Аппарировать ни в дом, ни на участок все равно нельзя, а в своих летных навыках я уверена больше, чем в умении не оставить следов в саду. Приземление на крышу, метлы уменьшить и спрятать за трубой. На балкон мы лезть не решаемся – черт знает, есть ли там защиты, но рисковать мы не можем. Сэведж находит самое труднодоступное окно, открывает его Алохоморой и сползает вниз. Теперь моя очередь. Осторожно спускаюсь, вися на руках, ставлю одну ногу на подоконник, теперь вторую… че-оооооорт! Я повисаю в воздухе вверх ногами.
- Руку давай! – шипит Джон. – Сейчас я скажу «Либеракорпус!», и ты схватишься второй рукой за подоконник, поняла? Иначе я тебя не вытяну.
- Давай.
- Либеракорпус!
Драные пикси, как же больно животом о карниз…
Джон успевает втянуть меня внутрь и закрыть окно в тот самый момент, как из-за угла показывается охранник – тот, что пил оборотку, сидя в шезлонге.

…Я делаю два шага и замираю. Мои шаги, которые казались бесшумными на улице, слышно. На мне выданная под расписку мантия-невидимка, которая куда надежнее дезиллюминационных чар, – и я прокололась на проклятой обуви.
Прислонившись к косяку и стараясь делать все бесшумно, я снимаю их и, направив на них палочку, говорю: «Эванеско». Прощайте, милые ботинки, я буду по вам скучать.

…Навстречу мне идет Долиш. Я распластываюсь вдоль стены и задерживаю дыхание. Он отчего-то медлит, оглядывается кругом. Я не дышу. Долиш вытаскивает палочку. Меня спасет только Конфундус, но невербальный Конфундус я не умею, а за углом Праудфут, и черт его знает, что они используют для прослушивания коридоров…
- Хо…
- КОНФУНДУС! – изо всех сил думаю я.
Долиш растерянно смотрит на палочку в своей руке, хмыкает и проходит дальше по коридору. Я хватаю ртом воздух, будто только что пробежала стометровку.

…Кухня, осталась только кухня. Кухня, потом на крышу – и все. Я поворачиваюсь, зацепляю мантией за этажерку… я успеваю ее придержать, но содержимое издает совершенно явственный стук и звон. Из глубины дома слышатся шаги.
Думай, Тонкс, думай, думай…
Муди! Он сказал, что он наблюдатель и чтобы на него никто не обращал внимания. Последний раз я видела его наверху, но не факт, что Долиш с Уильямсоном отслеживают его перемещения. И никто из тех, кто здесь, кажется, не знает, что я метаморф…
И в двери кухни – волнистое, искажающее изображение стекло.
…Кажется, мне очень точно удалось скопировать жест шефа, означающий: «Работайте-работайте!»

* * *
- Полчаса препирались, в какой дом пойти, - раз, - начинает Грозный Глаз зловеще тихо, но быстро набирает обороты. - Метлы – проще простого заметить, Мерлин знает какая неосторожность, - два. Чуть не провалили все, когда залезали в окно, - три. Ботинки Тонкс – четыре. Сэведж, вы статуэтку на втором этаже переставили, это могут заметить, - пять. Этажерка на кухне – шесть. Шесть серьезнейших недочетов за одно задание! Где ваши мозги, дементоров вам в душу? Чего вы, по-вашему, заслуживаете?
Я зажмуриваюсь. Значит, все было зря. Значит, мне, неуклюжей корове, не место в аврорате. Значит…
- Тонкс! Откройте глаза! Вы что, в жмурки со мной решили поиграть? Вам зачет. Обоим зачет. Тонкс дополнительные баллы за наблюдательность, невербальный Конфундус и своевременное использование способностей метафорфа. Сэведжу – за быстроту реакции и знание Левикорпуса, заклятье давно вышло из моды, но на деле очень полезное.
- Но, сэр…
- У вас что, возражения?
- Но вы же сказали, что мы сделали все неправильно… - лепечу я, осознавая, что делаю какую-то чудовищную глупость.
Шеф издает сдавленный стон.
- Слушайте, Тонкс, вы что-нибудь вообще запоминаете? Разве я вам не говорил, что у нас нет «правильно» и «неправильно»? Вы вернулись. В срок. С планом дома. Задание выполнено. А лучше можно сделать всегда, и я надеюсь, что в следующий раз, на настоящем задании, вам это удастся. И марш домой отдыхать, курсанты.
Мы с Сэведжем продолжаем хлопать глазами, и Муди приходится чуть ли не выталкивать нас из аудитории, грозя, что сейчас он передумает насчет зачета.
- Тонкс! – говорит Джон, едва мы отходим на несколько шагов. – Ты прости меня, что я тогда… ну… в общем… ты – отличный напарник, правда.
Мне хочется сказать ему какую-нибудь гадость, проучить его, но…
- Забыли, Джон, - говорю я и протягиваю ему руку, которую он с облегчением пожимает.
- Ну что, в «Дырявый котел»?
- А то ж!
- Тонкс! – слышится из-за спины голос Муди, который, держа в руках думосбор, направляется к себе в кабинет.
- Да, сэр!
- На вашем месте я бы сначала заглянул домой за ботинками.
С этими словами шеф уходит, и я вижу, как его плечи трясутся от смеха.

…Я вам уже говорила, что мы все обожаем нашего шефа?

Комментарии
2010-04-14 в 18:20 

**Nimfadora**
Не счесть моих ликов, не счесть воплощений...
rose_rose
Это - класс! Я вам как Тонкс говорю ;) Грозный Глаз - самый настоящий, живой. Такого наставника я действительно обожаю. Спасибо Вам огромное. Пошла читать третью главу.

   

Grimmauld place 12

главная